Персоны Show-мира:

News image

Конни Планк

Конрад «Конни» Планк (нем. Konrad «Conny» Plank; 3 мая 1940, Австрия — 18 декабря 1987, Кёльн) — один из важнейших и влиятельнейших музыкальных прод...

News image

Евгений Иосифович Фридлянд

Евгений Иосифович Фридлянд (род. 21 июня 1967, Кемерово, РСФСР) — российский музыкальный продюсер. Биография Евгений Фридлянд родился 21 июня ...

News image

Мужчины: Краснов Борис

Борис Краснов, российский художник-сценограф, президент и художественный руководитель фирмы Krasnov design, член Cоюза театральных деятелей России, ...




Как Сотворялся Мир

Новости и события - События отчеты, афиши

как сотворялся мир

Глава 1. Summer'08.

Уже сейчас можно с уверенностью говорить, что лето 2008 года в России запомнится любителям прогрессивной музыки на долгие годы. Возможно, причиной такого наплыва представителей мирового прогрессивного и арт-рока стало августовское затмение Солнца, близость которого через неосознанные и невидимые информационные каналы внушала промоутерам и менеджерам групп необходимость привезти своих подопечных в Россию. Но, так или иначе, мы имели огромное счастье посетить концерты многих легенд прошлого и настоящего прогрессивного рока.

Несомненно, главным событием для всех любителей Pink Floyd стало эпохальное выступление Роджера Уотерса на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге 6-го июня, об этом событии я уже писал. В том же июне (26 — Москва, 27 — Петербург, 28 — Уфа) Россию посетил барабанщик Карл Палмер (Carl Palmer), в разные периоды времени связавший свою музыкальную деятельность с Atomic Rooster, Emerson, Lake & Palmer и Asia.

Прогрессивный июль был открыт долгожданным концертом Porcupine Tree в Москве 6 числа. Это был первый приезд Стивена Уилсона с сотоварищами в Россию, и он, несомненно, стал еще одним значимым событием этого лета. Уже через 2 дня, 8 июля 2008 года, без громкой рекламы и афиширования Санкт-Петербург посетила легендарная фигура прогрессивного арт-рока и джаза, ударник и перкуссионист Билл Бруфорд (Bill Bruford), игравший в таких группах, как Yes, Genesis и King Crimson. Его выступление состоялось в рамках VIII Международного фестиваля Музыка Большого Эрмитажа . А 20-го июля, опять же в Санкт-Петербурге, выступил Карлос Сантана. Хотя в целом его творчество и не настолько близко в прогрессивному року, как творчество других визитеров этого лета, тем не менее, его ранние альбомы 70-х постоянно сопровождает дух арт-рока.

Далее у любителей прогрессивного рока была возможность отдохнуть в течение августа и хорошенько подготовиться к кульминационному событию всего прогрессивного лета (да и, если честно, вообще 2008 года) — первому международному музыкальному фестивалю Сотворение Мира и сопутствующим ему концертам.

Об этом, собственно, и пойдет мой рассказ.

Глава 2. Oh, by the way...

Сотворение Мира Идея проведения подобного фестиваля в России зародилась у организаторов еще очень давно. Проблема была лишь в том, что в условиях нашей страны, а точнее ее современной музыкальной культуры, такая затея не находила должного отклика со стороны влиятельных лиц, способных выступить не сказать, что спонсорами, скорее меценатами в данном вопросе. Опуская подробности, можно сказать, что благодаря удивительному стечению обстоятельств, при поддержке мэрии Казани, удалось договориться о проведении данного фестиваля в рамках дня города. Мэр Казани, Ильсур Метшин, оказался человеком понимающим и любящим такую музыку и всячески способствовал организаторам в подготовке и проведении фестиваля.

Перед тем, как уже, наконец, перейти к жизнеописаниям, хочу отметить, что организация фестиваля была на очень высоком уровне. Можно смело говорить, что для России это беспрецедентное событие, которое поставило достаточно высокую планку качества организации и проведения фестивалей. Одновременно с тем нельзя утверждать, что все было в рамках лучших мировых стандартов, т.к. порой все же русский менталитет давал о себе знать, но это были мелочи и провинности исполнителей, а не организаторов.

Особое внимание было уделено качеству звука, как ключевому элементу события. Звук организовывала одна из ведущих мировых компаний, почти все оборудование было привезенным из-за границы. Техническая организация непрерывной циркуляции исполнителей на двух сценах также заслуживает особой отметки.

Делегация Pink-Floyd.ru на фестивале выступала в качестве журналистов, и я не могу не отметить особое отношение организаторов как к прессе в целом, так и к нашему изданию в частности. Впрочем, не буду все приятные моменты сваливать в одну кучу, да и хватит уже общих слов, перейдем уже к повествованию.

Глава 3. Welcome my son, welcome to Kazan.

Мы приехали в Казань пятничным утром 29 августа поездом из Москвы. Еще до выхода из вагона я приметил на платформе представителей фестиваля с соответствующими бейджами и списками гостей и журналистов. Мы подошли к встречающим прессу и назвались. Здесь произошла маленькая заминка, и нас почему-то в списках не оказалось (хотя аккредитовались мы одними из первых, если не первыми вообще). Проблема решилась быстро, одним телефонным звонком. Мы подождали оставшихся представителей прессы, которые приехали этим же поездом, и затем коллективно нас повезли размещать по гостиницам. Здесь все было организовано идеально, нам выпала, наверное, лучшая по географическому расположению гостиница — до пресс-центра было минут 5-10 пешком, и мы могли свободно самостоятельно мигрировать туда-сюда. Через некоторое время за нами приехал автобус, собирающий журналистов с разных гостиниц по пути в пресс-центр.

Глава 4. Keep Talking

В пресс-центре мы оказались как раз вовремя, получили аккредитацию, бейджи и сувениры фестиваля в виде фирменных блокнотов, ручек, футболок и пакетиков, это все добро содержащих. Сам пресс-центр располагался в здании гостинично-торгово-развлекательного комплекса Корстон , который стал для нас некоторым центром деловой и развлекательной активности в этот визит в Казань. Здесь же в гостинице разместили всех музыкантов, которые участвовали в фестивале, и тут же можно было приятно отдохнуть в их кругу вечером, но об этом позже.

На 11 часов была запланирована пресс-конференция первого из коллективов, которым мы уделяли пристальное внимание — The Future Sound Of London's psychedelic supergroup the Amorphous Androgynous. Корень этой группы — проект The Future Sound Of London известен своими успешными разработками в области интеллектуальной электронной музыки, нью-джаза, трип-хопа, а последнее время и в направлении, своего рода, нового психоделического рока. Я для себя уже очень давно отметил множество общих с Pink Floyd моментов в творчестве этой группы: от похожих настроений композиций до фактически прямого упоминания. Последние творческие изобретения FSOL зачастую создают примерно такое ощущение: Вот как звучал бы Барреттовский Пинк Флойд, будь тогда на дворе XXI век .

Итак, вернемся в Казань. Здесь нас немного расстроила внезапная информация о том, что Газ Кобейн (Gaz Cobain), один из отцов-основателей группы, неожиданно пропал, и его тщательно пытаются отыскать. К счастью, отыскался он достаточно скоро, и пресс-конференция началась. Были интересные и не очень вопросы со стороны различных представителей прессы. Основные моменты, касающиеся фестиваля, пресс-служба мэрии выделила в соответствующую заметку.

Со стороны Pink-Floyd.ru был задан вполне ожидаемый вопрос. Т.к. закрепленная за Кобейном переводчица, разумеется, не осилила долгий и развернутый ответ музыканта (пожалуй, самый подробный из всех его ответов), привожу расшифровку вопроса-ответа со своим вольно-точным переводом и с некоторыми сокращениями:

Steve Kuddins: В творчестве Future Sound Of London прослеживается влияние английской прогрессивной группы Pink Floyd. Какое сейчас у Вас отношение к этой группе, какие были контакты с группой в прошлом, взаимоотношения, поддерживаете ли вы сейчас с ними связь? Как вообще на Ваше творчество повлияли прогрессивные группы XX века?

[Здесь Газ задумался и выдержал истинную паузу по Станиславскому]

Gaz Cobain: Когда я начал свою деятельность под названием Future Sound Of London, мне был 21 год, и тогда все говорили о Pink Floyd, Брайане Ино (Brian Eno) и подобных людях. И я, на самом деле, не слушал их музыку много. Люди почему-то считают, что мы должны знать всех. Так что Pink Floyd не оказали тогда на нас большого влияния, я думаю, что как раз теперь я слушаю Pink Floyd намного больше, и влияние они оказывают намного большее на меня сейчас... наверное. Два года назад я перестал целенаправленно коллекционировать музыку, решил провести эксперимент и посмотреть, какая музыка сама ко мне придет, я разработал такую особую философию в музыке, гласящую, что предназначение музыки – достичь меня, а мое предназначение – услышать ее. Так что где бы я не путешествовал... иду я, к примеру, на рынок, и я слышу, как играют великолепные музыкальные произведения, на самом деле великолепные, и я интересуюсь, кто это. [Тут, наверное, все хором подумали про себя, что в нашей прекрасной стране на рынках играет, и как хорошо, что Газ, видимо, не добрался до наших рынков :)] Таким образом, я прекратил собирать музыку, потому что великая музыка всегда достигает меня. Да, когда-то я торчал в музыкальных магазинах, просматривал свежие релизы... Нет, для меня электронная музыка больше не является необходимостью, я расширяю горизонты, люди, опять же, дарят мне свою музыку, или я случайно слышу какую-то музыку на рынках, или вот, например, когда я в Индию ездил, я слышал музыку, которую играют в деревнях. И, я полагаю, что здесь, конечно же, услышу великую музыку. Я на самом деле открыт всему, но, я думаю, оно само ко мне приходит.

Вскоре пресс-конференция с FSOL завершилась, но я не был в полной мере удовлетворен ответом Кобейна, т.к. он, как мне казалось, явно схитрил с ответом. Покоя мне не давала композиция The Future Sound Of London — Expander [Accelerator (1992)], в которой очевидно во вступлении прослеживается кусочек, взятый путем копирования сэмпла из композиции Pink Floyd Time. Я подошел к Газу, представился, рассказал, от какого издания я, и объяснил, что все равно не дает мне покоя вопрос взаимодействия с Pink Floyd. Я почему-то считал, что это заимствование вполне согласовано, и с флойдами у них есть личные контакты. Тогда Газ согласился мне по секрету рассказать, как все было на самом деле с этим треком, и я пообещал не разглашать эту тайну. :) Все оказалось достаточно прозаично.

На 13 часов была назначена пресс-конференция при участии организаторов фестиваля, а также многих участников-музыкантов. Среди них меня в особенности интересовал Кит Эмерсон (Keith Emerson), который с Pink Floyd связан не одной цепочкой. У Кита на вечер была еще назначена отдельная индивидуальная пресс-конференция, поэтому его особо вопросами не мучили. После завершения коллективной пресс-конференции я подошел к Эмерсону, мы познакомились, обменялись любезностями, вспомнили общих знакомых, я поведал историю о том, какое издание я представляю. Он, в свою очередь, выразил свою признательность всем любителям Pink Floyd. Тогда я ему сообщил: Помните, товарищ Эмерсон, вы в трибьюте ПФ принимали участие? . Он несколько задумался — то ли не совсем понял, что я сказал, то ли подзабыл, но спустя несколько секунд вспомнил, что и вправду принимал участие в записи такого диска и сказал, что это было классно. За сим мы с ним попрощались до вечера.

Далее у нас было немного свободного времени до 5 часов вечера, когда в пресс-центре ожидалась пресс-конференция с Патти Смит (Patti Smith). Не сказать, что она была предметом особого моего внимания, т.к., признаюсь, с ее творчеством я был совершенно не знаком, но послушать ее было любопытно — кто же она, мама панк-рока .

Итак, к 5 часам мы снова подтянулись в пресс-центр и дожидались Патти Смит. Останавливаться здесь особенно не будем, но скажу, что она на меня оказала очень и очень глубокое воздействие своей искренностью и вообще всем тем, что она говорила. Самые, что ни на есть, светлые мысли хиппи :) Почитать заметку о пресс-конференции с ней можно здесь.

В конце она спела две эксклюзивные песни, аккомпанируя себе на гитаре, которую ей подарил один добрый человек, встретившийся ей на улицах Казани. Очень и очень душевно.

В 6 часов вечера Патти Смит сменил вновь прибывший Кит Эмерсон. Теперь его вовсю атаковали различными вопросами от примитивных в стиле А вы нынче сожжете публично рояль, как в старые добрые времена? , до серьезных вопросов знатоков на тему слухов о привлечении в состав ELP на стадии формирования Джимми Хендрикса, и, якобы, изначальной цели сформировать таким образом группу HELP. Эмерсон рассказал довольно занимательную историю на этот счет. В такой дружеской, теплой и продуктивной беседе прошел еще один час. Официальный пресс-отчет можно почитать тут.

На 7 часов вечера была запланирована культурно-развлекательная программа для журналистов в виде посещения катка и аквапарка. Я пораскинул немного мозгами и поинтересовался у Эмерсона, какие у него планы на вечер. На что он, подумав, сообщил: Да никаких, вроде бы, и не было . Следующим моим предложением, разумеется, было: А не поехать ли вам с нами за компанию? . Судя по всему, это предложение Эмерсону пришлось по вкусу. Но тут, откуда ни возьмись, рядом материализовался пиар-директор фестиваля и пресек наши коварные планы похищения легенды мирового арт-рока. Т.к. беседа с Китом затянулась еще на некоторое время, до развлекательного центра мы уже добирались самоходом, а не на коллективном автобусе. Тем не менее, казанский автолюбитель доставил нас даже быстрее, чем других журналистов автобус.

Глава 5. Remember That Night

С одной стороны казалось, что вот оно – логическое завершение напряженного дня: сейчас покатаемся, отдохнем и отправимся отсыпаться перед тяжелым днем фестиваля. Но это было только начало. Выразим еще раз большую признательность организаторам за то, что помимо деловой части они также позаботились и о досуге. Все здесь было сделано практически идеально. Упуская подробности этих мероприятий, перейдем к моменту сбора корреспондентов у автобусов для развозки по гостиницам. Итак, все вновь были в сборе, и автобус отправился по пунктам обитания прессы, некоторое время спустя — в районе половины одиннадцатого вечера — мы уже были в нашей гостинице.

Мы сбросили тяжелую корреспондентскую экипировку и стали думать, где бы продолжить отдыхать. Тем более, что в тот вечер как раз была игра Зенита с Манчестером, и делегаты из Санкт-Петербурга особенно возжелали лицезреть действо. После недолгих совещаний мы пришли к идее отправиться в ГТРК Корстон , в котором помимо пресс-центра были различные бары и прочее развлекательное добро. Совершив небольшой рейд по комплексу, мы заметили музыкантов Кита Эмерсона, а также Тони Левина (Tony Levin).

Тут же, в Корстоне , мы обнаружили замечательный спорт-бар, где и остановились на время. После окончания матча, который завершился радостной победой отечественной команды, мы продолжили наши похождения. Тони Левин по-прежнему мирно беседовал с кем-то за барной стойкой. Мы расположились неподалеку в ожидании, когда он освободится. Ждать нам пришлось, впрочем, не очень и мало.

Потом, когда Левин уже собрался отчаливать в номер спать, я его немного задержал, и, прогуливаясь к лифтам, провел мини-интервью, из которого узнал, что с Гилмором он уже давно не общался, но при этом ему было бы очень интересно поучаствовать в каком-нибудь флойдовском проекте — будь то совместная работа с музыкантами Pink Floyd или очередной флойдовский трибьют, в коих Тони Левин уже участвовал. Я пожелал удачи Левину на фестивале, а мы продолжили нашу развлекательную программу игрой в боулинг.

В боулинге на соседней с нами дорожке развлекались явно музыканты фестиваля, однако я их в лицо не знал. Вдоволь наигравшись между собой, мы решили познакомиться с нашими соседями по игре. Среди них был музыкант из Кении, который выступал совместно с уникальной группой Хуун-Хуур-Ту из Тувы, известной по всему миру. Он же меня познакомил с остальными игроками в боулинге, коими оказались музыканты живого состава Future Sound Of London.

Последующее время прошло в очень дружелюбной и теплой атмосфере и отличной компании. Под утро все отправились по своим местам обитания. Придя в гостиницу к половине седьмого утра, и, осознавая, что уже в 10 надо быть в пресс-центре, мы поняли, что про здоровый и крепкий сон можно забыть. А посему, просто немного передохнули, позавтракали, запаслись витаминками-аскорбинками и отправились в пресс-центр, откуда нас уже коллективно транспортировали сперва в ресторан, а затем и на место проведения фестиваля — Ярмарочную площадь Казани.

Глава 6. Obscured By Clouds

Погода по нашему прибытию к месту проведения фестиваля не сказать, что была благоприятной — накрапывал небольшой дождь, было пасмурно, но благо, что не холодно. Минув кордон службы безопасности (которая была, скорее, просто для галочки — никто тщательно не досматривал вместительные сумки с техникой журналистов), мы направились в палаточный пресс-центр около сцены. Он был оборудован несколькими ноутбуками с доступом в интернет, а также большим экраном, транслирующим видео с камер, снимающих концерт.

Вскоре после нашего размещения в пресс-центре, концертному марафону суждено было начаться, однако здесь вышла небольшая заминка с прессой. Неизвестно, кто отдал распоряжение службе безопасности пускать в пресс-сектор прямо перед сценой лишь телевизионные СМИ, а огромную армию фотокорреспондентов и журналистов попросили самостоятельно заботиться о местах ведения репортажей. Здесь к месту сказать, что журналистский и ВИП секторы были отделены от массы посетителей фестиваля, и располагались сбоку от сцены. Таким образом, снять что-то приличное на таком удалении было практически невозможно. К счастью, такое недоразумение с прессой вскоре решилось, и в область перед сценой стали запускать сначала небольшими группами журналистов, а затем, когда поняли, что вся армия прессы в количестве трехсот боевых единиц не будет одновременно ломиться туда, на доступ в эту зону сняли ограничения вовсе.

Глава 7. The Great Gig In The Sky

Концерт начали, как тому полагается, вступительные слова о том, как хорошо, что этому грандиозному событию было суждено состояться, и какой прекрасный и уникальный город Казань, выбранный для этого Сотворения. Выступили с речью представители основных конфессий, а также организаторы фестиваля и мэр Казани, заодно зачитавший приветствие участникам и зрителям от тов. Медведева. Ведущими фестиваля стали Ксения Стриж и Сева Новгородцев.

Сцена фестиваля представляла собой достаточно интересную и практичную конструкцию — она состояла из двух смежных сцен, на которых по очереди выступали коллективы. Пока на одной сцене шло выступление, на второй опускалась ширма-видеоэкран, и за ним происходили приготовления к следующему номеру. Это позволило вести фестиваль в режиме нон-стоп в течение 9 часов.

Музыкальная программа была символически открыта Грузино-Осетинским дуэтом Этери Бериашвили и Ирины Томаевой. Среди прочих музыкантов, сопровождающих их вокальное исполнение, был замечен и хорошо знакомый нам Тони Левин. Про него отдельно можно упомянуть забавную штуку. Казалось, что все группы, у кого не оказалось под рукой бас-гитариста, шли с челобитной к Левину, а он, как человек порядочный, не мог никому отказать. Таким образом, если мне не изменяет память, Левин отыграл с 5 или 6 коллективами. При этом, как многие могли заметить, он успевал не только играть тэппингом на стике, да на басу при помощи своего ноу-хау Funk Fingers , но и вести фото-репортаж со сцены.

Этнический колорит продолжили коллаборации музыкантов из Израиля и Палестины, Уганды и Франции, Англии и Гамбии, Индии и Пакистана, Австралии, Кении и, разумеется, разных народов России. Здесь нельзя не упомянуть коллектив Хуун Хуур Ту из Тувы, музыканты которого играют поистине уникальную музыку, обладая редким искусством горлового пения. Передать словами это, как и многие другие выступления фестиваля, просто невозможно. Очень надеюсь, что все это можно будет через некоторое время увидеть на видео.

Достаточно экспрессивно выступила и Инна Желанная с русскими народными напевами под ритмичную музыку, показавшуюся мне некоторым синтезом рока и электроники.

Чем ближе продвигался день, тем интереснее и ярче становились выступления. Очень впечатлила группа Mystery Juice, вокалист которой просто разрывал на части своим мощнейшим голосом, вытягивая высоченную ноту, дрожа (вероятно, от удовольствия) в конвульсиях, но при этом ничуть не фальшивя. Очень мощный заряд энергетики.

Постепенно дело клонилось к вечеру, когда по программе планировались те коллективы, ради которых я в основном и ехал в Казань, и про которых, наверное, нашим читателям наиболее интересно будет слышать.

Глава 8. The Show Must Go On

Итак, в какой-то момент я понял, — все, пришло время выступления Keith Emerson Band. На его московском концерте я не был, поэтому не знал, какой звук и какое исполнение будет меня радовать.

Едва поднялся экран-ширма, как перед многотысячной толпой предстал величественный господин Moog, синтезатор Муг — внушительных размеров стенд, напичканный лампочками, регуляторами, переключателями и разъемами, связанными множеством кабелей. У зрителей было достаточно времени для изучения всего оборудования на сцене, т.к. музыканты не торопили начинать выступление. В какой-то момент вышли музыканты Keith Emerson Band — гитарист-левша Марк Бонилла (Marc Bonilla), бас-гитарист Трэвис Дэйвис (Travis Davis) и барабанщик Тони Пиа (Tony Pia), а спустя некоторое время и благодаря коллективным призывам и сам Кит Эмерсон. Разумеется, он был встречен соответствующими овациями, т.к. являлся одним из самых грандиозных лиц фестиваля (хотя нельзя не признать, что, наверняка, из всей собравшийся толпы на площади немногие ранее знали, кто это есть такой).

Началось представление с причудливых звуков, которые стал с повеления Эмерсона издавать его фантастический Муг, и это логично переросло в композицию Emerson, Lake & Palmer Karn Evil 9: 1st Impression — Part 2 с альбома Brain Salad Surgery: Welcome back my friends to the show that never ends... и т.д. Марк Бонилла, несомненно, потряс отличным и сильным вокалом, очень близким по тембру к вокалу Грега Лейка. Финал композиции взорвал толпу, звук у Эмерсона был очень мощный и плотный, и, честно признаюсь, стоять перед звуковыми мониторами под сценой было испытанием для организма, но все-таки до чего приятным испытанием!

Выступление продолжилось исполнением композиции Emerson, Lake & Palmer The Barbarian с одноименного названию группы альбома. Сложно подобрать слова, чтобы описать это — это нужно было слышать и видеть. На этой композиции Эмерсон разошелся, вооружившись уникальным бесконтактным музыкальным инструментом — Терменвоксом, и продемонстрировал на нем свои импровизационные завывы. Ну и, разумеется, все было дополнено экспериментами на Муге.

Следующим номером стала песня, опять же, Emerson, Lake & Palmer Bitches Crystal с альбома Tarkus. Непринужденно и, казалось, независимо от своего хозяина парили пальцы Эмерсона над клавиатурой синтезатора Korg, игравшего звуком пианино. Бонилла снова и снова поражал своим изумительным вокалом, наполненным задорным драйвом. Залитый многочисленными овациями после завершения песни, Марк Бонилла, на чистейшем русском, непринужденно, как бы бросивши, сказал: Спасибо , что еще больше взбодрило толпу ошеломленных слушателей.

Далее зазвучал небольшой импровизационный фрагмент на тему нового произведения Эмерсона Blue Inferno , написанного в 2008 году для альбома Keith Emerson Band. Blue Inferno предстало некоторого рода вступлением к композиции Touch & Go из альбома Emerson, Lake and Powell, который в свое время еще был официально издан в СССР на виниле. Прямо-таки героическим и монументальным гимном проникла она в сердца слушателей, трудно было устоять на месте и не притопывать и прихлопывать. Тони Пиа подбадривал зрителей, хлопая барабанными палочками, и тем самым вовлекал их в процесс ритмичных рукоплесканий. После заслуженных оваций по итогам исполнения, на этот раз Спасибо выразил Кит Эмерсон, но уже не столь колоритно по-русски, как это сделал Марк. И добавил уже по-английски доброжелательные слова в адрес Казани.

Наконец, очень сильно ожидаемо, началось вступление к Lucky Man с альбома Emerson, Lake & Palmer. Слышно было, как многие подпевали. В момент импровизаций Кит вновь обратился к магическим способностям Муга, который устрашающе издавал внеземные звуки, на помощь к Эмерсону даже подоспел его верный техник, помогший чего-то там настроить. После чего Кит вооружился в некотором роде пультом дистанционного управления Мугом и, подойдя к краю сцены, источал из него звуки, схожие с лазерными очередями из фантастических фильмов.

Наконец, выступление Keith Emerson Band подошло к завершению, и экран-занавес стал опускаться. Видно было, как неохота было ребятам покидать сцену, и, несмотря на уже начавшиеся реплики ведущего, Севы Новгородцева, по поводу того, как было прекрасно выступление, Кит успел подбежать к микрофону и еще раз сказать Thank You, обняться с Марком и Тони и, увернувшись от опускающегося сверху экрана, покинуть сцену.

По выступлению Keith Emerson Band в Казани я подготовил видеофильм, который доступен для свободного и некоммерческого обмена в сети BitTorrent.

Перерыв перед следующей грандиозной чередой исполнений заполнил ранее знакомый мне уникальный джазовый музыкант Энвер Измайлов. Вышел в одиночку со своими особыми гитарами, микрофоном и сэмплером. Благодаря этим чудесам техники, но в первую очередь своему таланту, он превратился в виртуозного человека-оркестра, исполнив эксклюзивную композицию, посвященную Казани, которая, казалось, родилась непосредственно на сцене во время исполнения.

И вот, примерно в районе 6 часов вечера, о своем присутствии в Казани заявил Адриан Белью, а если более правильно произносить, то Эдриан Бэлу (Adrian Belew), вместе со своим Power Trio, состоящим из него самого, а также молодых брата и сестры — Эрика (ударные) и Джулии (бас) Слик (Eric and Julie Slick). Здесь в качестве небольшого лирического отступления поведаю один paintbox — упоминание о Pink Floyd, связанное с этими молодыми дарованиями. В возрасте 12 лет Джулия Слик поступила в школу рока Пола Грина (Paul Green School of Rock) по направлению бас-гитары. В качестве практики Грин своих студентов готовил к различным трибьют-концертам, которые давали возможность юным музыкантам приобрести опыт живых выступлений. И первым таким концертом для Джулии стало исполнение Pink Floyd — The Wall, которое должно было пройти в Griffin Cafe в Филадельфии. У Грина не было ударника для этого выступления, и мать Сликов, которая была в то время владельцем этого ресторана, предложила брата Джулии, одиннадцатилетнего Эрика, который дома любил заниматься ударными. Таким образом, можно сказать, что Adrian Belew Power Trio произросло из Pink Floyd, особенно если принять во внимание, что и сам Белью принимал участие в записи двух трибьютов Pink Floyd.

Помимо композиций из сольного альбома Белью были также сыграны Кримсоновские Three Of A Perfect Pair с одноименного альбома и Thela Hun Ginjeet с альбома Discipline. Нельзя не отметить мастерства молодых музыкантов, заслуживающего особого уважения. Адриан же был в отличном настроении, и было очевидно, что от выступления он получал неимовернейшее удовольствие, особенно, когда наблюдал подпевающих зрителей, и, видимо, среди них и меня, как самого ближайшего к нему подпевающего (в пресс-секторе было не так много журналистов в теме ).

А потом на соседнюю сцену вышли трио KTU, которые состояли из двух действующих музыкантов King Crimson — warr-гитариста Трея Ганна (Trey Gunn) с особым инструментом, являющимся своего рода тэппинговым басом, и Пэта Мастелотто (Pat Mastelotto), вселяющего страх и трепет ударника-перкуссиониста-электронщика. Третий участник KTU — Киммо Похйонен (Kimmo Pohjonen), колоритный финн с аккордеоном, усиленным различными примочками и синтезаторами. Я слышал этот коллектив впервые, и это было действительно впечатляюще и прогрессивно. Красивые пространственные затяжные мелодии и звуки перемежались с прогрессивными нечетными размерами и ритмами. Мастелотто демонстрировал очень эмоциональные и выразительные гримасы во время исполнения, Похйонен жил своей внутренней жизнью с аккордеоном, раскачиваясь с ним в обнимку. Ганн в своем сценическом костюме из кожаного килта и жилетки напоминал римского гладиатора, и его гитара смотрелась огромной секирой палача, при помощи которой он выписывал причудливые басовые и гитарные партии. Киммо Похйонен также обладал гарнитурой, благодаря которой его голос, пропущенный через эффект-процессор, вещал различные внеземные послания.

После выступления KTU была небольшая пауза, потому что готовилось то, чего мы так долго ждали . Если честно, не вспомнил бы про эту паузу, если бы не перечитал перед написанием этого повествования другие отчеты о фестивале. Паузу заполнил местный коллектив из юных дарований под названием Jukebox, которые исполняли при помощи исключительно голоса различные хиты . Идея хорошая, но реализация откровенно скверная, а репертуар совершенно ни в какие рамки не влезал для такого фестиваля. Даже не знаю, кто их толкнул туда, и, тем более, дал выйти на сцену в этот момент фестиваля. Их самопальные каверы на раскрученные попсовые и хип-хоп песенки кроме неприязни и желания закрыть уши ничего не вызвали. Но, с другой стороны, благодаря этой паузе, мы смогли покинуть на время пресс-зону, чтобы пойти немного подкрепиться. Благо, этих Jukebox надолго на сцену не выпустили, и, едва мы успели купить по непрожаренному шашлыку, ведущие фестиваля стали готовить толпу к выходу на сцену чего-то грандиозного.

Мы знали что нас ждет впереди, поэтому чуть ли не бегом рванули к сцене. К тому моменту, как мы оказались вновь в зоне перед сценой, на нее вышли уже знакомые нам участники фестиваля — Тони Левин, Адриан Белью, Пэт Мастелотто, Эдди Джобсон и Эрик Слик — и все они, как можно было уже догадаться, сформировали собой так называемый King Crimson Project, который, на огромную радость поклонников, сыграл легендарные произведения King Crimson, к сожалению, всего два — Larks Tongues In Aspic p.2 и Red с двух, соответственно, одноименных альбомов. Сложно передать те эмоции, то волнение и то счастье, когда в 5 метрах перед тобой вживую играется эта музыка этими музыкантами. Мурашки ежесекундно пробегали по всему телу, и каждая нота вызывала резонанс в сознании. Сет был недолгим, но очень впечатляющим.

После такого яркого события, естественно, нам было не до отечественных звезд рок-сцены в лице группы Аквариум, и мы переместились в палаточный пресс-центр для архивирования отснятого материала перед последней для нас каплей в море музыкального счастья в тот вечер.

Глава 9. Comfortably Numb

Пока мы были увлечены журналистскими заботами, на улице успело заметно стемнеть, и мы, предвкушая что-то невероятное, как только закончил играть уважаемый Борис Борисович, помчались к сцене. Но наше воодушевленное стремление, как и аналогичное стремление многих других журналистов, было остановлено стражами правопорядка, которые по распоряжению безымянного руководства перестали пропускать кого-либо в пресс-сектор перед сценой. Как стало известно уже после фестиваля, по отзывам гостей, в зоне для обычных слушателей еще и никого не выпускали наружу. Причиной сему стал тот факт, что в скором времени планировалась торжественная речь мэра Казани, ввиду чего были предприняты особые меры безопасности. Почему таких особых мер не было в начале фестиваля, когда мэр также поднимался на сцену, не ясно. Так как добиваться чего-то вразумительного от сотрудников милиции было бесполезно, я обратился к организаторам фестиваля, которые координировали работу прессы. Однако хорошо надрессированные люди в форме строго следовали приказу некоего начальства и просьбу организаторов пропустить прессу проигнорировали.

К этому времени на сцену уже поднялись те, кого мы так долго ждали, и зазвучали первые звуки The Future Sound Of London's psychedelic supergroup — the Amorphous Androgynous. Было жутко обидно, но все спас чудесный случай. Еще в предыдущий день перед пресс-конференциями я познакомился с помощницей мэра Казани, к сожалению, не помню уже по каким делам, так же как и, к великому прискорбию, не припоминаю ее имени. Как бы то ни было, благодаря этому замечательному человеку мне и моему хорошему другу, фотокорреспонденту из Йошкар-Олы, удалось оказаться внутри пресс-сектора, и я предстал перед Этим.

Выступление FSOL (будем условно и сокращенно называть эту группу так) было, пожалуй, самым ярким из всех на фестивале, что мне удалось увидеть. Фантастический звук сопровождался не менее фантастическим видеорядом, который транслировался на все экраны, что создавало еще большее эмоциональное воздействие. Разумеется, все это усиливали и многочисленные сценические прожекторы и стробоскопы. Группа играла произведения из позднего творчества. В отличие от корня FSOL, эта ветвь идет по развитию в направлениях синтеза электроники, являющейся основой FSOL, с психоделическим роком, этникой и еще чем-то, не поддающимся описанию. Некоторые вещи настолько создавали атмосферу раннего психоделического саунда Барреттовского Пинк Флойда, что я невольно понимал, что Газ Кобейн на пресс-конференции не зря говорил, что он находится сейчас под влиянием Pink Floyd значительно больше, чем ранее. А порой и Гилморовские гитарные нотки ощущались не менее. А группа продолжала играть, разрывая многотысячную толпу потоками звука и света, Кобейн совершал на сцене неведомые ритуалы, напоминающие некие шаманские танцы. То он, судя по движениям, наполнял магической энергией своих музыкантов, то простирал руки к небу, что-то призывая.

Здесь мне хотелось бы процитировать впечатления одного из гостей фестиваля, находившегося в толпе, среди тех девяноста тысяч зрителей, я взял цитату из его отчета о фестивале:

И потихоньку наступила ТЬМА. И стало еще волшебнее, ведь теперь весь свет со сцены имел полную силу, и экраны были теперь одни в темноте.

На экранах были планеты и далекие галактики.

А свет менялся то с синего, то с красного, то с желтого.

НЕБО РАЗВЕРЗЛОСЬ, и тут хлынул ЛИВЕНЬ!

Итак, в один момент с неба обрушился ливень, который, видимо, и призывал волшебник Кобейн. Стремительные струи теплого дождя падали на землю, освещаемые десятками прожекторов, дрожащие от мощного и ритмичного звука. Это было что-то невероятное, внеземное, поразительное, хотелось, чтобы это продолжалось вечно. Это было настоящим Comfortably Numb.

Но всему прекрасному когда-то настает конец. Выступление феерически завершилось, мы глянули на часы — до поезда на Москву оставалось около часа. Смягчало грусть от расставания с фестивалем лишь то, что на следующий день The Future Sound Of London's psychedelic supergroup — the Amorphous Androgynous давали полноценный концерт в Москве, и у меня не было ни единого сомнения, что я там окажусь.

Глава 10. A Great Day For Freedom

Итак, наше участие в фестивале на этом завершилось, мы помчались по перекрытым для автотранспорта улицам, вскоре, наконец, добежали до действующей проезжей части, и еще через десяток минут были в гостинице, второпях собрали вещи и пригнали на железнодорожный вокзал, где нас уже дожидался поезд. А фестиваль еще продолжался, впереди был фантастический финальный джем, сопровождаемый невиданным грандиозным салютом. Wish You Were Here.

Что же сказать о самом фестивале? Невозможно подвергнуть сомнению тот факт, что это был первый фестиваль подобного масштаба и подобной направленности в России. Фестиваль был организован и проведен на очень высоком уровне, таких грандиозных событий в истории прогрессивной музыки в России я не припомню. Да, порой выскакивали разные организационные недочеты, но они ничтожно теряются во всей макроорганизации. Я более чем уверен, что Сотворение Мира 2009 (организаторы фестиваля уже приняли решение сделать его ежегодным) будет еще более впечатляющим по масштабам, и допущенные помарки будут учтены.

Фестиваль еще раз доказал, что в нашей стране прогрессивная и умная музыка не является изгоем искусства, она востребована, ее слушают и ее любят. Недаром на фестиваль в Казань съезжались люди из множества городов России и ближайших стран. И недаром ради этого в фестивале принимали участие, не побоюсь этого слова, легенды мировой музыки.

Посему в качестве финальных слов хочу еще раз выразить огромную благодарность всем, кто занимался организацией и подготовкой фестиваля, всем музыкантам, выступившим на Сотворении мира , всем гостям фестиваля, ну и, конечно, спасибо Казани за то, что она так гостеприимно приняла у себя этот фестиваль.

Глава 11. More Blues

Сотворение Мира , как уже отмечалось ранее, распространился намного шире одной Казани, и концерты музыкантов фестиваля проходили в Москве и Санкт-Петербурге в околофестивальные дни. Несомненно, у нас было огромное желание посетить некоторые из них.

Итак, повествование предыдущей главы мы завершили на том, что наш поезд отправился в Москву, и 31-го августа, с утра, мы были уже в столице. Днем этого дня была запланирована встреча любителей Pink Floyd. На встречу пришли как ранее уже знакомые по форуму и по сообществу Pink Floyd ВКонтакте товарищи, так и новые участники. Встреча прошла в очень теплой атмосфере, несмотря на достаточно прохладный для конца августа день.

А вечером в Москве должен был пройти концерт FSOL, и, разумеется, находясь под впечатлениями предыдущего дня, мы не могли не посетить его. Начало было намечено на 19:00, но, как это часто бывает с концертами, реально началось все где-то на час позже. Выступление проходило на открытой площадке, в саду Эрмитаж , где к вечеру уже основательно похолодало. Людей было навскидку немного, человек 300-400. Было заметно, что многие ожидали смотреть и слушать именно тот старый FSOL начала-середины 90-х с танцевальными ритмами и преобладанием электроники. Тем временем на сцене Газ Кобейн уже начал свое психоделическое представление. Сцена была оформлена двумя видеопроекционными экранами, на которых крутились уже знакомые нам по Казани ролики, а также по бокам от сцены располагались 2 белых надувных шара, на которые проецировали различные визуализации. Музыканты изо всех сил пытались подбодрить и разогреть коченеющих москвичей, и это им вполне удавалось — музыка была достаточно ритмичной и энергичной, чтобы заставить компании фанов активно подтанцовывать.

Концерт длился недолго — менее двух часов, и даже продолжительные овации по окончанию выступления не сподвигли англичан на исполнение чего-нибудь на бис. После концерта местные секьюрити оперативно стали провожать посетителей к выходу, а музыканты вышли в зону перед сценой для общения с прессой.

Так как мы с Газом и музыкантами достаточно тесно познакомились еще в Казани, то здесь без труда признали друг друга и после концерта коллективно отправились на ужин.

А уже в полпервого ночи наш поезд отправился в Петербург, где через день, 2 сентября, в ДК Ленсовета был запланирован концерт Keith Emerson Band.

Как говорилось в начале статьи, этим летом в Петербург заезжал еще один участник легендарного музыкального коллектива ELP — Карл Палмер. Тогда концерт также проходил в ДК Ленсовета . На выступление Эмерсона пришло заметно больше зрителей — то ли реклама была более эффективной, то ли имя Эмерсона звучит более убедительно для россиян.

На сцене стоял уже знакомый нам грозный синтезатор Moog, кроме него, в отличие от Казани, здесь расположился и живой рояль. Когда зал всецело заполнился зрителями, концерт начался. Выступление было продолжительным и очень сильным. Если в Казани гигант Муг то и дело барахлил и издавал не очень предсказуемые звуки, то, по-видимому, к питерскому концерту его удалось наладить, и он послушно выполнял повеления рук Кита Эмерсона, хотя и не без помощи выручающего в трудные минуты техника. Марк Бонилла вновь покорил публику своей неповторимой харизмой и мощным вокалом. Финал концерта выдался просто феерическим, в джеме на бис, состоявшем из музыкальных элементов русской классики, свой талант показали все четверо членов группы.

После концерта немалая толпа терпеливых поклонников осталась дожидаться музыкантов на служебном выходе. Подождать пришлось около часа, поэтому не всем хватило терпения, но ожидания были вознаграждены автографами и фотографиями с музыкантами. А уезжающий микроавтобус с Keith Emerson Band поклонники проводили бурными аплодисментами. Несомненно, приезд в Россию стал для Кита Эмерсона очень приятным событием, и я практически не сомневаюсь, что в следующем туре он не обделит вниманием нашу страну.

Но на этом наше музыкальное путешествие не закончилось — в тот же вечер, сразу после концерта Эмерсона, мы отправились вновь в Москву, где 3-го сентября должен был состояться King Crimson Festival при участии все тех же музыкантов King Crimson, которых мы уже видели и слышали в Казани.

Фестиваль проходил в клубе Б1 Максимум, и, как водится, начало было отложено примерно на час. В это время на сцене публику пытался отвлечь от скуки музыкант Юрий Матвеев из отечественной прогрессив-группы Белый Острог . Он играл сольно на гитаре через midi-процессор различными гитарными и негитарными звуками. И если поначалу его приняли, мягко говоря, достаточно холодно, ему все же, на мой взгляд, удалось приобрести некоторые симпатии публики.

Фестиваль открыли уже впечатлившие нас на Сотворении Мира Киммо Похйонен, Трей Ганн и Пэт Мастелотто в составе KTU. Разумеется, здесь их выступление было более продолжительным, чем в Казани, и приятно впечатлило разнообразием и оригинальностью музыки. Следующим участником фестиваля был легендарный Эдди Джобсон с сольным выступлением — в начале он сыграл некоторые импровизации на рояле (если быть более точным — на синтезаторе со звуком рояля), а затем перешел на свою плексигласовую скрипку. Как и ожидалось, вслед за Джобсоном, под бурные аплодисменты, на сцене появились Адриан Белью и его подопечные — Эрик и Джулия Слик. Adrian Belew Power Trio, как и KTU, сыграли в Москве расширенную программу. Помимо сольных композиций, Белью были исполнены и вещи King Crimson, которые были восприняты публикой на ура . Three Of A Perfect Pair, казалось, подпевал весь зал.

И вот финал — на сцене полноценный King Crimson Project, состоящий здесь из двойной ритм-секции — Пэт Мастелотто и Эрик Слик; за басовые партии также отвечали двое — Джулия Слик и, конечно же, незаменимый Тони Левин; Адриан Белью, как всегда, исполнял гитарные и вокальные партии, а Эдди Джобсон исполнял партии на скрипке.

В таком составе были исполнены Thela Hun Ginjeet, Elephant Talk, Larks' Tongues In Aspic Part II и в финале Red. Это было поистине впечатляюще и незабываемо. Музыканты доказали, что музыка King Crimson вполне может жить и дышать без участия Роберта Фриппа, хотя нельзя не признать, что без Фриппа не чувствуется та загадочная музыкальная мощь, с которой лично у меня ассоциируется монумент King Crimson. Так или иначе, выступление, как и весь фестиваль, было незабываемым, ярким и впечатляющим. В завершении на сцену вышли все музыканты, а также продюсер фестиваля Сотворение Мира — Сергей Миров и арт-директор Александр Чепарухин. Небольшой видеобутлег-воспоминание, который я смонтировал по итогам King Crimson Festival, доступен для некоммерческого обмена в сети BitTorrent.

На этом, теперь уже точно можно сказать, завершается наша история Сотворения Мира 2008. Это был первый и уникальный в своем роде музыкальный марафон, который запомнится всем, кто на нем побывал. Очень приятно, что организаторы приняли решение сделать его ежегодным — будем рады увидеть уже знакомых нам музыкантов и новых для Сотворения легенд мировой музыки в 2009 году.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Шоу-техника:

Классификация усилителей мощности

Усилители мощности низкой (звуковой) частоты (УМНЧ, УМЗЧ, далее просто – усилители мощности) предназначены для усилени...

Глоссарий светового оборудования

DMX 512 Протокол, предназначенный для управления световыми приборами, создан на основе стандартного промышленного и...

20 советов по сведению

Вокал звучит отлично, барабаны реально качают и гитары просто превосходные, но собираем все это вместе и, что мы получ...

Прошедший Awards:

«SHOWTEX AWARDS ГОТОВИТСЯ КО ВТОРОЙ ЦЕРЕМОНИИ НАГРАЖДЕНИЯ

News image

Выставочный холдинг 'Майер Джей Групп' и дирекция Национальной профессиональной премии в области ш...

Звукорежиссеры — номинанты премии ShowTex Awards 2007

News image

В этом году в звукорежиссерских номинациях участвуют шесть человек: трое в номинации «Концертный з...

Дмитрий Кротов

News image

Родился в Москве в 1975 году. Образование — незаконченное высшее (Педагогический университет им. К...

Отчёты о событиях:

Индивидуалист из Чикаго

News image

Репортаж с концерта Мухала Ричарда Абрамса в Амстердаме: импровизация от первого до последнего звука Репортаж с кон...

Французский фокусник показал свою магию российским зрителям

News image

Французский актер и иллюзионист Бенуа Розмон выступил в Ростове-на-Дону с моноспектаклем Магия французского языка . О...

Мобильный интерактив для шоу-индустрии

News image

C 15 по 17 марта Promo Interactive и Next Media Entertainment (обе компании входят в состав холдинга Next Media Group)...

Гэри Мур даст private concert в Летнем дворце

News image

Российский тур выдающегося блюзового музыканта, одного из лучших гитаристов планеты Гэри Мура начнется в Петербурге. 1...

DEPHAZZ поборолся с «Лужниками»

News image

Уютный изысканный лаундж DEPHAZZ вступил в жесткую схватку с огромным бетонным стадионом Аббревиатура DEPHAZZ означ...

Авторизация

Логин
Пароль
Запомнить меня

Настоящее ШОУ:

Концертные спецэффекты группы Rammstein

News image

Тилль в огне Коронный номер группы - пылющий Тилль. Ни один концерт не обходится без этого номера. Во время исполнения песни Ramstein Тилль поя...

Нержавеющая стать// Земфира в СК Олимпийский

News image

Финальный концерт полугодового тура в поддержку альбома Земфиры Спасибо состоялся в спорткомплексе Олимпийский . БОРИС Ъ-БАРАБАНОВ в подробностях...

Рок против склероза// Билли Айдол спел в Лужниках по бумажке

News image

Во дворце спорта Лужники спел один из главных героев американского рока восьмидесятых Билли Айдол. В том, что лучшие времена певца далеко позади, ...

А Гордон все-таки не Кихот

News image

Ток-шоу «Гордон Кихот» расписалось в искренней преданности гламуру. Репортаж со съемок Ради шума, крика и атмосферы полного хаоса ток-шоу и делае...

Топ новостей:

Массаж лица: из глубины веков…

Когда говорят, что женщина красива, прежде всего имеют в виду красоту лица. Плавные линии фигуры, стройность ног, изящес...

Воздействие ценовой политики на степень опытности специалиста из лучших адвокато

Ценовая составляющая юридической консультации сегодня разнообразна, при помощи чего, практически каждый, кто нуждается в...

Бесплатная музыка в контакте. Как слушать музыку с помощью расширения DMV

Одним из самых удобных для прослушивания музыки считается воспроизведение музыки на сайте «ВКонтакте». Внешний вид плеер...